Дьяков А.В. Об очертаниях понятия “гностицизм”.

book_min

Автор:  Дьяков А.В.

Название: Об очертаниях понятия “гностицизм”.

Настоящий опус имеет своей целью очертить границы понятия “гностицизм” в пространстве истории философии. Поводом для этого служит неверное или просто нечёткое использование терминологии, которое приводит к тому, что гностицизмом называют явления, имеющие с этим феноменом некоторое внешнее сходство, но внутренне ему чуждые. Вот пример типичного неверного словоупотребления, ведущего к ошибке: “Иранский гностицизм характеризуется радикальным, абсолютным дуализмом: свет и тьма, дух и хаотичная, бесформенная материя вечно противостоят друг другу”.

При определении сущности гностицизма существуют две принципиальные возможности. Во-первых, феномен гностицизма определяется через присущую ему “метафизику” – спекуляцию в онтологии. Во-вторых, он может быть определён через антропологическое учение.

Гностицизм определяет Абсолют как не-сущий. Всё сущее представляет собой результат его качественного самоопределения. Такой подход присущ также неоплатонической традиции. Однако гностицизм отличается от неоплатонизма представлением о личностном Абсолюте, так что всё сущее здесь является личностным гипостазированием. По отношению к такому Божеству материальный мир оказывается лишённым всякой сущности, т. е. “пустотой”. Таким образом, гностицизм отличим и от неоплатонизма, и от традиционного христианства. От буддизма, с которым здесь можно было бы усматривать некоторое сходство, гностицизм отличает учение о трансцендентности Божества.
В антропологическом плане в гностицизме имеет место отождествление человека с Божеством. Залогом спасения и основанием всех действий гностика служит его “единосущность” Богу. Такая завышенная антропология отличает наш феномен от всех прочих. Здесь, на наш взгляд, отходит на второй план даже тот аспект, благодаря которому и появилось самое наименование “гностики”. Со времён Иринея принято считать, что принадлежность к гностическому течению определяется тем значением, которое его адепты придают знанию. Однако исключительное значение знания в сотериологии подчёркивается во многих несходных с гностицизмом учениях. В качестве общеизвестного примера можно привести египетскую “Книгу мёртвых”, которая есть не что иное, как система паролей и заклинаний для прохождения уровней загробного мира.
Манихейство не может быть отождествляемо с гностицизмом, поскольку в своём онтологическом учении содержит метафизический дуализм. Не являются гностицизмом иудейские мистические учения, в которых не может быть такого завышенного понимания человеческой личности, как в нашем феномене.

В литературе часто употребляется термин “гнозис”, у многих авторов синонимичный термину “гностицизм”. Здесь необходима чёткая дифференциация. К “гнозису” причисляют, и вполне основательно, ведическую литературу, и герметизм, и каббалу. Однако эти учения вернее назвать “гностицизирующими”, как предлагает А.Л. Хосроев. Тот же автор предлагает ввести термин “гностицисты” применительно к гностикам II – III вв. На наш взгляд, впрочем, это излишне.

Указанные нами две основные черты свойственны группе учений, возникших во II – III вв. н. э. на эллинистическо-христианской почве. Феномен гностицизма ограничен также во времени и пространстве. Такие позднейшие течения, как богомильство и альбигойство, уже не являются гностицизмом. Существовавшие параллельно с историческим гностицизмом иудеохристианские учения также не могут быть с достаточным основанием причислены к гностицизму.




 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.