Апокалипсис Иакова.


Название: Апокалипсис Иакова.

Оглавление

Апокалипсис Иакова первый.

Апокалипсис Иакова второй.

 

Апокалипсис Иакова (первый)

Это Господь говорил со мной: «Смотри теперь завершение моего искупления. Я дал тебе знак этого, Иаков, мой брат. Ибо не без причины я навал тебя своим братом, хотя ты не мой брат в материи. И я знал о тебе, когда дал тебе знак — знай и слушай».

«Ничто не существовало кроме Того-Кто-Есть. Он неназываемый и невыразимый. Я сам также неназываемый, от Того-Кто-Есть, также мне даны многие имена, — два от Того-Кто-Есть. И я тот, кто перед тобой. Поскольку ты спрашиваешь о женственности, женственность существовала, но женственность не была первой. А она подготовила для себя власти и богов. Но она не существовала когда я пришел, поскольку я образ Того-Кто-Есть. Но я принес образ его, чтобы сыновья Того-Кто-Есть знали что их, и что является чужым им. Созерцай, я покажу тебе все вещи этой тайны. Ибо они схватят меня послезавтра. Но мое искупление близко».

Иаков сказал: «Равви, ты сказал ‘они схватят меня’, но что я могу сделать?» Он сказал мне, «Не бойся Иаков. Ты также будешь схвачен ими. Но покинь Иерусалим. Ибо это — она, кто дает чашу горечи сыновьям света. Она жилое место многих архонтов. Но твое искупление будет сохранено от них. Так, чтобы ты мог понять, кто они и каких они родов, ты будешь […]. И слушай. Они не […] но архонты […]. Эти двенадцать […] вниз […] архонты […] в его собственной Гебдомаде».

Иаков сказал, «Равви, тогда двенадцать недель, а не семь как записано в священный писаниях?» Господь сказал, «Иаков, тот кто говорил об этом священном писании имел ограниченное понимание. Я, однако, открою тебе что пришло от того, кто не имеет числа. Я дам знак касательно их числа. Что касается того, что пришло от того, кто не имеет никакой меры, я дам знак касательно их меры».

Иаков сказал, «Равви я получил их число. Семьдесят два». Господь сказал, «Это семьдесят два неба, которые им подчинены. Они власти всей их власти; и они установлены ими, и они те — кто распространены повсюду, существующие под властью двенадцати архонтов. Низшая власть среди них принесла для себя ангелов и перечисленные множества. Тот-Кто-Есть, однако, дал […] из-за […] Тот-Кто-Есть […] они бесчисленны. Если ты хочешь дать им число теперь — ты не сможешь, до тех пор пока не отбросишь от своей ослепленной мысли, эти узы плоти, которая окружает тебя. И тогда ты достигнешь Того-Кто-Есть. И ты больше не будешь Иаковым, скорее ты (уже) — Тот-Кто-Есть. И все те бесчисленные будут названы.»

<Иаков сказал>, «Равви, каким образом я достигну Того-Кто-Есть, поскольку все эти силы и множества восстали против меня?» Он сказа мне, «Эти все силы не восстали именно против тебя, но они восстали против другого. Это против меня они настроены. И они восстали вместе с другими силами. Но они восстали против меня в наказании. Они не дали […] мне в этом […] через них […]. В этом месте […] страдание, я буду […]. Он будет […] я и не упрекну их. Но будет во мне молчание и скрытая тайна. Но я малодушен перед их гневом.»

Иаков сказал, «Равви, если они восстали против тебя, в то время как нет вины?»

Вы пришли вместе со знанием,
(так) что вы могли упрекнуть их забывчивость.
Вы пришли с воспоминанием,
(так) что вы можете упрекнуть их незнание.

Но я беспокоился о вас

Ибо вы опустились в великое невежество,
Но вы не были осквернены этим.
Ибо вы опустились в великое беззаботность,
А ваше воспоминание осталось.

Вы шли в грязи,
И ваша одежда не загрязнилась
И вы не были похоронены в их грязи
И вы не были пойманы.

И я не был подобен им, но я облек себя со всеми ними.

Во мне находится забвение,
Я помню вещи, что не их.
Есть во мне […],
И я буду в их […].

[…] знание […] не в их страданиях […]. Но я боюсь их, поскольку они правят. Ибо что они будут делать? Что я смогу сказать? Или какое слово я смогу сказать чтобы избежать их?»

Господь сказал, «Иаков, похвальны твое понимание и твой страх. Если ты и дальше будешь беспокоиться, то не беспокойся ни о чем еще, кроме своего искупления. Ибо, я закончу эту судьбу на этой земле, как я сказал из небес. И я открою тебе твое искупление».

Иаков сказал, «Равви, как после этого ты явишься нам снова? После того как они схватят тебя, и ты окончишь эту судьбу, (и) ты пойдешь к Тому-Кто-Есть». Господь сказал, «Иаков, после этого я открою тебе все, не ради тебя одного, но ради неверия людей, так чтобы вера могла существовать в них. Ибо множество достигнут веры и они увеличатся […]. И после этого я появлюсь для порицания архонтов. И я открою им, что он не может быть схвачен. Если они схватят его, тогда он одолеет каждого из них. Но сейчас я должен идти. Помни, что я говорил и позволь им возвысится перед тобой». Иаков сказал, «Господи, я поспешу как ты сказал». Господь попрощался с ним и исполнил, то что должно быть исполнено.

Когда Иаков слышал о его страдании и был очень опечален, они ждали знака его прихода. И он пришел после нескольких дней. И Иаков взошел на гору, что зовется «Галилейская», с его учениками, кто слушали его потому что они были обеспокоены, и он был […] утешитель, говоря, «Это […] второе […]». Тогда ученики разошлись, но Иаков остался […] молитва […] как он обычно.

И Господь явился к нему. Тогда он прекратил молиться и обнял его. Он поцеловал его, говоря, «Равви, я нашел тебя! Я слышал о страданиях, которые ты вынес. И я очень опечалился. Ты знаешь мое сострадание. Поэтому, размыслив, я решил не видеть этих людей. Они должны быть судимы за то, что они сделали. Ибо то что они сделали, противоречит тому, что […]».

Господь сказал, «Иаков, не беспокойся за меня или за этих людей. Я — тот, кто был во мне. Я никогда не испытывал боли таким образом, (и) ни страдал. И эти люди не причинили вреда мне. Но эти (люди) созданы как образ архонтов, и они заслужили быть уничтоженными через них. Но […] архонты, […] кто имеет […], но поскольку это […] сердятся на […]. Справедливый […] — его слуга. Поэтому твое имя — «Иаков Справедливый». Ты видишь как ты успокоился когда увидел меня. И прервал эту молитву. Сейчас, поскольку ты человек Божий, ты обнял и поцеловал меня. Истинно я говорю тебе — ты вызвал великий гнев против тебя. Но (это случилось) так чтобы другие могли придти к бытию».

Но Иаков был робок и плакал. И он был очень огорчен. И они оба сели на большой камень. Господь сказал ему, «Иаков, таким образом ты подвергнешься этим страданиям. Но не печалься. Ибо плоть слаба. Она получит то, что предопределено. Но что до тебя, не надо робеть или бояться». Господь замолчал.

Теперь, когда Иаков слушал это, он вытер слезы на глазах и очень горькие […] который […]. Господь сказал ему, «Иаков, я открою тебе твое искупление. Когда тебя схватят, и ты пострадаешь, многие восстанут против тебя, так что (они) смогут схватить тебя. И в особенности трое из них схватят тебя — те, которые сидят (там) как сборщики пошлины. Они не только требуют плату, но они также воровством отбирают душу. Когда ты будешь в их власти, один из них, их страж, скажет, «Кто ты или откуда ты?». Ты скажи ему, «Я — сын, и я — от Отца». Он (снова) скажет тебе, «Ты сын какого рода, и какому отцу принадлежишь?» Ты скажи ему, «Я — от Предсущего Отца и сын Предсущего». Когда он скажет тебе, […], ты скажи ему […] в […], что я могу […].»

«[…] чуждых вещей? Ты должен (будешь) сказать ему, «Они не полностью чуждые, но они от Ахамот, кто женщина. И их она принесла от рода Предсущего. Так что они не чуждые, но они наши. Они в самом деле наши, потому что она владеет ими от Предсущего. В то же самое время они чуждые, поскольку Предсущий не общался с ней, когда она произвела их». Когда он также скажет тебе, «Куда ты идешь?» Ты должен сказать ему, «В место из которого я пришел, туда я возвращаюсь». И если ты скажешь эти слова, ты избежишь их нападок.

«Но когда ты придешь к этим трем держателям, забирающим души как воры в том месте […] они. Ты […] сосуд […] гораздо больше, чем […] того, кто ты […] ибо […] ее корень. Ты также будь спокоен […]. Но я призову нерушимое знание, которым является София, которая в Отце и она мать Ахамот. У Ахамот нет ни отца ни мужа мужского, но она женщина от женщины. Она породила тебя без мужского, поскольку она была одна и не ведала, что живет через ее мать, она думала, что она одна существует. Но я объявлю всем ее мать. И они будут в замешательстве и обвинят их корень и род их матери. Но ты будешь вознесен до того, что твое […] ты будешь […] Предсущий».

«Они символ этих двенадцати учеников и двенадцати пар, […] Ахамот, которая переводится (как) ‘София’. И кто я сам, и кто нерушимая София, через которую вы спасены, и кто все сыновья Того-Кто-Есть — это они знали и это скрыли в себе. Ты скрой это в себе, и молчи (об этом). Но открой их Аддею. Когда ты уйдешь, в этой стране сразу же начнется война. Плачьте, тогда, за тех, кто в Иерусалиме. Но позволь Аддею взять эти вещи в сердце. Позвольте Аддею в течении десятого года сидеть и записывать их. И когда он напишет их […] и они должны дать им […] у него есть […] его зовут Леви. Тогда он принесет […] слово […] из того, что я сказал ранее […] женщина […] Иерусалим в ней […] и он родит двух сыновей с ней. Они унаследуют эти слова и понимание того, кто […] возвеличен. И они получат […] через него из его ума. Сейчас, младший из великих. И эти слова будут скрыты в нем, пока ему не исполнится семнадцать лет […] начинает […] через них. Они будут чрезвычайно преследовать его, поскольку они от его […] спутников. Он будет провозглашен через них, и они провозгласят это слово. Затем он станет семенем […]».

Иаков сказал, «Я удовлетворен […] и они […] мою душу. Еще об одном я спрашиваю тебя: Кто семь женщин, которые были твоими учениками? И все женщины благословляют тебя. Я также изумлен как бессильные сосуды стали сильными, воспринимая то, что в них». Господь сказал, «Ты […] будешь […] дух […], дух мысли, дух совета […] дух […] дух знания […] их страха. […] когда мы прошли через дуновение этого архонта, чье имя Адонейн […] им и […] он не ведает […] когда я пришел от него, он помнил, что я его сын. В то время он был добр ко мне как к своему сыну. И тогда, прежде чем я появился здесь, он бросил их среди этих людей. И с неба пророки […]».

Иаков сказал, «Равви, […] я […] все вместе […] в них особенно […]». Господь сказал, «Иаков, я хвалю тебя […] иди на землю […] слова, пока он […] на […]. Ибо отброшен от тебя кубок с горечью. Ибо некоторые из […] против тебя. Ибо ты начал понимать их корни от начала до конца. Отбрось от себя все беззаконие. И берегись, если они завидуют тебе. Когда ты говоришь слова этого восприятия, ободряй этих четырех: Саломею и Марию, Марту и Арсению […] так как он взял некоторую […] ко мне, он […] сожженная жертва и […]. Но я […] не таким образом; но […] первые плоды […] вверх […] так, чтобы власть бога могла явиться. Смертный достиг бессмертного, и женское достигло этой мужской основы».

Иаков сказал, «Господи, в этих трех, тогда имеет их […] отброшены. Ибо их оскорбляли и преследовали […] все […] от любого […]. Ибо ты получил […] знания. И […] что является […] иди […] ты найдешь […]. Но я пойду и открою, что они верили в тебя, что они могут быть довольны с их благословением и спасением, и это откровение может прейти».

И в это же время он пошел немедленно и упрекал двенадцать и отвел от них содержание относительно пути знания […].

[…]. И большинство из них […] когда они видели посланника, принимали […]. Другие […] сказали, «[…] его из этой земли. Ибо он не достоин жизни». Затем, они боялись. Они восстали, говоря, «Мы не участвуем в этой крови, ибо справедливый человек погибнет через несправедливость». Иаков ушел так, что […] смотри […] ибо мы […] его.

Апокалипсис Иакова (второй)

Эта речь, которую Иаков Справедливый говорил в Иерусалиме, (и) которую записал Марейм, один из священников. Он рассказал это Теоду, отцу Справедливого, т.к. он был его родственником. Он сказал, «Поспеши! Приходи с Марией, своей женой, и вашими родственниками […] поэтому […] этого […] ему, он поймет. Ибо смотрите, многие возмущены им […], и они очень сердиты на него […] и они просят […]. Ибо он часто говорил эти и другие слова».

Он (обычно) говорил эти слова при большом собрании людей. Но (в тот раз) он вошел туда и не сел, как обычно, на свое место. Точнее он сел выше пяти ступенек, которые (очень) уважаются, в то время как все другие люди […] слова […].

… Я тот, кто получил откровения от Плеромы Нерушимой. Я тот, кто был первым призван тем, кто велик, и кто повиновался Господу — тому, кто прошел через миры […], тот кто […], тот, кто обнажился и был обнажен, тот кто был найден умирающим, однако он был принесен в вечность. Он пришел в […] возведен им потому что […] и он был объединен […] делая его свободным […] в […] тот, кто пришел в …

Теперь, я снова богат в знании и я единственный обладаю пониманием, произведенными единственно свыше и […] приходят из […]. Я […] кого я знал. Что было открыто мне, (и) было скрыто от каждого и будет открыто (только) через него. Эти двое, что видят […] (и) они уже провозгласили (это) словами: «Он будет осужден несправедливо». Он тот, кто жил без хулы, (а) умер из-за клеветы. Он тот, кто был брошен, они …

… плоть и это посредством знания, что я приду из плоти. Я конечно умру, но это (будет) в жизни, (в той) что я найду. Я вошел для того, чтобы они могли осудить […] я приду в […] судья […] я не виню слуг его […]. Я спешу сделать их свободными и сделать (их) выше того, кто хочет править ими. Если они помогли, я брат в тайне, кто молит Отца, до тех пор, пока он […] в […] царствование […] вечное […] первый в …

Я первый сын, кто был рожден. —
Я разрушу владычество их всех —
Я возлюбим.
Я справедлив.
Я сын Отца.
Я говорю, потому что я слышал.
Я повелеваю, потому что я получил закон.
Я показываю вам, потому что я нашел.

Созерцайте, я говорю (для того), чтобы я мог придти. Обратите внимание на меня, чтобы вы могли увидеть меня.

Если я явился, то тогда кто я? Ибо я не пришел как сам, и ни явился самим. Ибо я использовал существование на краткое время…

Однажды, когда я сидел и размышлял, он открыл дверь. Тот, кого вы ненавидели и преследовали вошел ко мне. Он сказал мне, «Приветствую (тебя), мой брат; мой брат, приветствую (тебя)». Когда я поднял свое лицо, и взглянул на него, (моя) мать сказала мне, «Не бойся, мой сын, поскольку он сказал тебе ‘Мой брат’. Ибо вы были вскормлены одним и тем же молоком. Поэтому он зовет меня «Моя мать». Ибо он не чужой для нас. Он твой сводный брат…»

… эти слова […] великий […]. Я найду их и они придут. Однако я чужой, и они не познали меня в своих мыслях, ибо они знают меня (только) в этом месте. Но было установлено, что другие знают через тебя.

<Ты> тот, кому я говорю: «Слушай и понимай, ибо многие, когда слушают, медленно осознают. Но ты пойми, что я смогу сказать тебе. Твой отец — не мой отец. Но мой отец стал отцом тебе».

Эта дева, которую ты слушаешь, это […] дева […] названа девой. […], как […] ко мне для […] узнать […] не как […] кого я […]. Ибо этот […] ему, и это также полезно для тебя. Твой отец, которого ты считаешь богатым, подарит тебе все те вещи, что ты видишь.

Я свидетельствую тебе теми (словами), что я скажу. Если ты слушаешь, то открой свои уши и пойми и веди себя (соответственно). […] И если они захотят причинить вред и схватить […] он начал […], ни те кто приходят, посланы им, чтобы сделать это настоящим созданием. После этого, когда он устыдится, он должен разрушить свои дела, что далеки от эонов и ничем не являются. И его наследство, которым он гордился (как) великим, оказалось малым. И его дары не имеют благословения. Его обещания — злые замыслы. Ибо ты не (орудие) его сострадания, но через тебя он творит насилие. Он желает принести вред нам, и владычествует в то время, что отмерено ему.

Но пойми и знай Отца, (того) кто имеет сострадание. Он не дает наследовать то, что было бы […] ни ограниченное днями, но это подобно вечному дню […] это […] постигай […]. И он обходится […]. Ибо на самом деле он не один пришел от них, и из-за этого, он презрен (ими). Из-за этого он горд, что он не может быть осужден. Из-за этого он превосходит тех, кто ниже, тех, на кого вы смотрели. После того, как он лишил свободы, тех (кто) от Отца, он схватил их и придал им форму, чтобы они имели сходство с ним. И с ним они влачат жалкое существование.

Я видел с высоты те вещи, что происходили, и я объяснил каким образом они произошли. Они произошли, когда они были в другом виде, и пока я ждал, они пришли, чтобы узнать меня, через тех, кого я знаю.

Теперь, прежде чем то произошло, они сделают […]. Я знаю как они пытались спуститься в то место, куда он мог бы придти […] малые дети, но я хочу открыться через тебя и духа силы, для того, чтобы он мог открыться тем, кто твои. И те, кто хотят войти, и те, кто стремятся войти на путь, что перед дверью, откроют благую дверь через тебя. И они следуют за тобой, они войдут и ты проводишь их внутрь, и наградишь каждого, кто готов к этому.

Поскольку ты не спаситель (и) не помощник для чужых,
(Но) ты светильник и избавитель тех, кто мои,
А теперь (и) тех, кто твои.
Ты откроешь (им) и принесешь благо всем им.
Они восхищаются каждым твоим деянием.
Ты благословлен небесами.
Тебе позавидует, тот, кто называл себя твоим Владыкой.
Я […] те же, кто научены тем же вещам с тобой.
Ради тебя они скажут эти вещи и придут в покой.
Ради тебя они будут править и станут царями.
Ради тебя они будут иметь сострадание к […].
Также как ты первый, (кто) одевал себя,
также ты первый (кто) разденет себя.
И ты станешь перед собой, как перед тем как раздеться.

И он поцеловал мои уста. И он удержал меня говоря, «Мой возлюбленный! Смотри, вот я открою тебе те вещи, что ни одно небо, ни один архонт не знает. Созерцай, я открою тебе те вещи, что он не знает, тот, кто хвалился «[…] и нет другого кроме меня. Я не жив? Потому что я отец, я не имею силы во всем?» Смотри, я открою тебе все, мой возлюбленный. Пойми и узнай их, что ты можешь придти, также как я. Смотри, я открою тебе того, кто скрыт. Но сейчас протяни свою руку. Теперь схвати меня.»

И тогда я протянул свои руки (к нему), но не нашел его. После этого я услышал, как он сказал, «Пойми и схвати меня». Тогда я понял и испугался. И я был чрезвычайно рад.

Поэтому, я порицаю вас, вы осуждены. И вы не пощадили, но вы были помилованы. Одумайтесь и […] вы не знали.

Он был тем, кто создал небо и землю
и живущих в этом, не видел.
Он был тем, кто жизнь.
Он был светом.
Он был тем, кто придет, чтобы быть.
И снова он завершит то, что начал.
и начнет то, что будет закончено.
Он был Святым Духом и Невидимым.
тем, кто не спускался на землю.
Он был чистым и то, что он хочет, происходит с ним.
Я видел как он обнажился и одежды не было на нем.
То, что он желает, происходит с ним…

Оставьте этот тяжкий путь, который так изменчив, и ходите в соответствии с тем, кто желает, чтобы вы стали свободными вместе со мной, после того как вы минуете все власти. Ибо он не осудит вас за те дела, что вы творили, а будет милосерден к вам. Ибо (это) не вы совершали их, но ваш Господь совершал их. Он будет не гневным, но он будет добрым Отцом.

Но вы (сами) осудили себя, и поэтому вы останетесь в их оковах. Но вы угнетали (сами) себя, и вы раскаетесь, (но) вы не получите всего этого. Созерцайте того, кто говорит, и ищите того, кто молчит. Узнайте того, кто пришел в это место, и поймите того, кто ушел (отсюда). Я — Справедливый, и я не сужу. Я не господин, но я помощник. Он был отброшен, прежде чем (успел) протянуть руку. Я…

…и он позволил мне услышать. Пусть звучат ваши трубы, флейты и арфы этого дома. Господь освободил вас из плена Господа, закрывшего ваши уши, чтобы вы не могли услышать мои слова. Однако вы не сможете […] в ваших сердцах, и вы назовете меня ‘Справедливым’. Поэтому, я говорю вам: Созерцайте, я дал вам ваш дом, о котором вы говорите, что Бог сделал его, дом в котором он обещал дать вам унаследованное через него. Этот (дом) я приговорю к разрушению и осмеянию тех, кто этого не знает. Ибо созерцайте: те, кто преднамеренно судят…

В тот день множество людей будет обеспокоено, и они покажут, что они не убеждены. И он поднимется, и будет говорить с ними таким образом. И он вошел (снова) в тот же самый день, и говорил несколько часов. И я был вместе со священниками и не открыл своего родства (с ним), поскольку все как один говорили «Давайте, побьем Справедливого камнями». И они поднялись, говоря, «Да, давайте убьем его, чтобы не было его с нами. Ибо он бесполезен для нас.»

И они нашли его стоящим около колонн храма, около его краеугольного камня. И они решили сбросить его с высоты, и они сбросили его вниз. И они […] они […]. Они схватили его и били его, когда тащили по земле. Они вытянули его и придавили ему живот камнем. Они все пинали его ногами, говоря, «Ты грешник!».

Еще раз они подняли его, и поскольку он был (еще) жив, то заставили его копать яму. Они заставили его встать в нее. Зарыв его по пояс они стали его побивать камнями.

И он воздел руки и сказал молитву (но, не ту что он обычно говорил):

Мой Бог и мой Отец,
кто спас меня из этой мертвой надежды.
Кто сделал меня живым через тайну, по своему желанию.
Не позволь дням этого мира продлиться для меня,
но день твоего света […] останется.
в […] спасении.
Избавь меня от этого преходящего места,
Не отвернись в своей милости от меня.
Но твоя милость может быть чистой!
Спаси меня от злой смерти!
Забери меня из живой могилы, потому что твоя милость —
Любовь — живет во мне для достижения полноты!
Спаси меня от грешной плоти.
Потому, что я верю в тебя изо всех сил.
Потому что ты жизнь жизни.
Спаси меня от унижающего врага,
Не отдай меня в руки судей, строгих с грешниками!
Прости мне все мои долги дней (моей жизни)!
Потому что я живу в тебе, (и) твоя милость живет во мне.
Я не признаю никого, но тебе я исповедовался.
Спаси меня от злого горя!
Но сейчас — (пришло) время и час (настал).
О Святой Дух, пошли мне спасение […] свет…
Свет […] в силе…

После того, как он сказал эту (молитву), он упал умолкнув […] слово […] впоследствии […] эта речь…




 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.