Софроний Иерусалимский. Похвальное слово блаженным апостолам Петру и Павлу.

book_min

Автор: Святитель Софроний, патриарх Иерусалимский

Название:  Похвальное слово блаженным апостолам Петру и Павлу, произнесенное на четвертый день праздника Рождества Христова.

1. Снова нам воссияла неразделимая двоица; снова нам процвела неразрывная пара; снова нам прозябло нерассекаемое супружество, когда празднества двух апостолов слились в один праздник и в одно торжество, и озарили нас сугубой радостью, на подобие единого сияния солнечного света. Потому что сегодня прославляется Петр, верховнейший из апостолов, и вместе с ним Павел, равный с ним по благодати и близкий с ним по апостольскому достоинству, хотя он и не был в священном числе двенадцати светосиятельных апостолов, каковое избрание и призвание не кто-либо из обычных людей произвел, и не пророк, и не патриарх, и не праведник, и не небесный и бесплотный ангел, потому что они все являются рабами и со-рабами нас, людей, даже если бы и на много превосходили нас добродетельми и духовным достоинством и благодатью, но вершил это Сам Христос, Владыка всех и вместе с этим Бог и Господь, сугубый по естеству и Единый по Ипостаси, состоя из Божественной и человеческой природ, и явно познаваемый как носящий ту и другую природу — Божественную и человеческую, и, по причин неизменного и ненарушимого соединения в Нем оных двух природ, никоим образом Он не разделяется на ту и на другую, и не допускает никакого рассечения или разделения, но те природы, из которых Он состоит, не слились в одну, даже если и соединились друг с другом по Ипостаси (в одну Ипостась); и не отстоять друг от друга те природы, из которых Он состоит, даже если Он в них совершенным образом познается как Бог и как человек; и познается Он как Единый и в том, и в другом естествах; Он, ведающий сердца и сокровенные мысли и зрящий невидимые движения души, все то, что каждый человек тайно замышляет в сердце, даже если и думает, что дурные движения его натуры остаться скрытыми.
Таким образом, печалуя (заботясь) о нашем спасении, ради чего Он сошел с неба к нам, Он совершил призвание рыбарей и дал им благодать апостольства, соразмерную их числу, не разделяющую же их по достоинству и не смешивающую в одно их ранга, но при единстве апостольского достоинства и благодати, сохраняющую различие в ранге; потому что Премудрость Божия и Сила, и Слово в Своем знати превосходящее знания всех, прекрасно судил сохранить и единство апостольского достоинства и признать отчетливое различие в распорядке, дабы порядок не превратился в бесчиние, потому что для Бога ненавистен беспорядок, и благодать достоинства не была рассечена на неравные степени благодати. Потому что дарования — непреложны и предел, который Он положил, никоим образом, как говорить псаломская песнь, «не прейдет» (Пс. 103, 9). Он, все устрояющий в надлежащей мере и порядке, и каждому нелицеприятно дающий дарования, после того, как совершил первое избрание апостолов в числе двенадцати, установил и другой порядок учеников в числе семидесяти двух. После же Вознесения от земных дел на небеса, каковое было во плоти, которую Он от нас принял (потому что до того, как Он сошел к нам, Он был бесплотным и бестелесным), Он явил и третье избрание, прекрасно увеличив число апостолов, не производя различия в апостольском достоинств, потому что наш Бог, Гончар всего, имеет власть, при помощи глины и формы, сделать сосуд какой Он пожелает и никто не может противостать Его воле; Он, и после того, как явно избрал Павла, сказал Анании, который крестил Павла и стал ему наставником, потому что он и ослепшего его просветил (т. е., исцелил его слепоту) и прозревшего крестил, и крещенного научил боговдохновенному учению: «Иди для того, чтобы преподать ему Божественное наставление, а также для того, бы он прозрел, яко сосуд избран Ми есть сей, пронести имя Мое пред языки и царьми, и сынми израилевыми. Аз бо скажу ему, елика подобает ему о имени Моем пострадати» (Деян. 9, 15-16). Но и сам Павел чудный, показывая откуда происходить достоинство его апостольского служения, написал так: Споспешествовавый Петру в послании обрезания, споспешествова и мне во языки (Гал. 2, 8).
3. Итак поелику Спаситель Своим избранием, сочетал с Петром, первоверховным Апостолом и проповедником, божественного Павла, и даровал им обоим единое достоинство (хотя первого сделал апостолом обрезанных, а второго определил для паствы из язычников) и единую благодать, и дал им богодарованную власть усыновлять Богу и Родителю всех тех, которые чрез Него, как Христа, обратятся к Нему; и даровал им обоим одно имя: именоваться по Самому Христу: «Христианами», то, естественно, что и мы, ученики их и последователи, лелея их веру и лобзая их учение, будем сочетать одного к другому тех, которых уже сочетала друг с другом благодать Духа, и составим им общий для них праздник, как получившим в удел также и равное избрание; и посему, единый для Христа мы празднуем праздник, как озарившего нас, посредством их обоих, единой духовной радостно, потому что тех, которых Сам Христос сочетал и снабдил единой благодатию, тех, как установили это родившие нас во Христе отцы, не безопасно было бы разделять; посему, вот, они и определили совершать им один праздник, и этим яснейшим образом почтим их содружество, потому что там, где провозглашается Петр, корифей апостолов, там сразу же произносится и имя Павла; и там, где является божественный муж Павел, там зрится и Петр, содружник его.
4. Таким образом сии мудрые и божественные мужи соделывают чудесное содружество друг с другом, не желая разлучения друг от друга, отвращаясь от разделены, уклоняясь от раскола, избегая рассечения, не любя отстояния друг от друга, как причины ненависти и поводов для вражды, — для того, чтобы научить нас этим польз, проистекающей от духовной любви, и благотворности, происходящей от чувства дружбы о Христе; потому что то, что не бывает по Христу Богу, то делателем не приносить отнюдь никакой пользы; вот, по этой-то причине и они оба, научая нас польз, происходящей от любви, и в своем примере представляя значение ее, и совершают один общий праздник. Отсюда, вот, признавая значение неразрывной любви, связующей нас друг с другом, они и определили ее, как больше из всех дарований, как не знающую делать ближнему зло. — Любовь, — говорить один Апостол, — не делает ближнему зла (1 Кор. 13, 4); и поручает облеченным в нее снисходить друг ко другу; и не только это, но и заповедует не искать своего, но, по чувству любви, желать того, что угодно для ближнего; она причастных ей делает одним телом и одним духом и устанавливает в единой надежде (христианского) призвания, и являет общниками вечной жизни. Другой же (Апостол) говорить: Души ваша очистивше в послушание истины, в братолюбие нелицемерно от чиста сердца друг друга любите прилежно, и как рабы Божии, всех нас почитающе, братолюбие, возлюбите (1 Петр. 1, 22), ведая, что любовь делает нас братьями друг к другу; посему он горячо увещевает нас прежде всего иметь взаимную любовь: потому что Апостол решительно провозглашает, что любовь покрывает множество грехов (3, 8).
5. Но мы, усердствуя поступать противно учению их, не только не хотим любить друг друга, но и готовы наших ближних ненавидеть словно врагов, не ведая, как видится, что вражда и ненависть происходят от злого духа; и на основами сего мы обижаем их и угнетаем, и клевещем на них, и какое лишь возможно совершает, им зло, совершенно не имея в себе чувства любви, которая, как говорить премудрый Павел, ближнему не причиняет зла; потому что, поистине, прекрасное значение любви обнаруживается в том, чтобы не делать ближнему зла. Но ни божественные наставлены их, исполненные Божественной благодатию и доставляющие спасение делателям их — и не только слушателям — ни мудрые примеры не возмогли управить нас к (взаимной друг к другу) любви; до такой степени мы тяжко болеем братоненавидением и одержимы недугом ненависти друг к другу, что действительно, является источником и родительницей всех зол. Поэтому я молю вас, возлюбленные, дабы совершая сей апостольский и исполненный любви праздник Петра и Павла, божественных мужей, мы поревновали их любви и пожелали слиться в одно тело, как и прияли мы единое помазание веры, и положили конец всякому злому чувству друг к другу, дабы нам всем вместе стать участниками небесных наград, проистекающих благодаря любви, являя что мы — подлинные ученики их и сущия чада их, и признаваемые за сынов их, как держащиеся их любви и строго следующие их наставлениям, и отнюдь ни в чем не нарушающие их священных учений.
6. Но почему же так поступают сии премудрые и величайшие (Апостолы Петр и Павел), после всесовершенного Стефана явно приходя на сцену и по своей воле предпочитают для себя четвертое действие выступления [1][1], хотя по достоинству верховного апостольства и избрания, они преимуществуют не только над Стефаном, светлым Первомучеником, но и над всеми вместе боголюбивыми мужами, и первенствуют на основами величия своего апостольского достоинства? Потому что совершенно ясно, что мученическая светлость и сияние на много уступает апостольской светозарности и положению. И, однако, третий день после спасительного Рождества Христова уступив празднование Стефану, четвертый день они сохранили для самих себя, памятуя заповеди Владыки и тщась и в этом их исполнить: потому что для желающих занимать первые места и стремящихся прибрести большие достоинства, Он заповедал занимать последнее место; таким образом дословно говоря им: Аще кто хощет старей быти, да будет всем меньший (Мк. 9, 35); и еще: Болий в вас, будет яко мний: и старей, яко служай. Иже бо вознесется, смирится, и смиряяйся, вознесется (Лк. 22, 26 и Мф. 23, 12). Но и последние званные к деланию в винограднике, первыми получили награду (Мф. 20, 1-16). И хорошо это зная, святые Апостолы Петр и Павел занимают второе место, а божественному Стефану уступают первенство, дабы праведнейшим образом быть первыми и своим примером научить нас совершенному пути возношения, именно — скромности и смирению, пути — который первый Христос, совершив, проложил. Научитесь от нас (как бы говорят Апостолы) своими делами говорящих, что мы являемся кроткими и смиренными сердцем, по заповеди Христа, Владыки и Учителя. И на основании сего, первый из них увещевал нас почитать друг друга, ставя другого выше себя; а второй желает, чтобы мы облеклись в смирение друг к другу. Потому что Бог — как говорится — гордым противится, смиренным же дает благодать; посему и прибавил к этому увещеванию: Смиритеся убо под крепкую руку Божию, да вы вознесет во время (1 Петр. 5, 5-6). И их, возлюбленнейшие братие, которых мы являемся слушателями и учениками, усвоим с учением их и подражание им, и сочетаем со слушанием слова и дела, на основании сего усвоив взаимную любовь друг к другу: дабы и словом и делом тщась подражать им, неся подобие в отношении их, и таким образом соответственно сему празднуя их праздник, нам возыметь веселие и в душе и в духе нашем, и с радостью совершить их радостнейшее торжество. Потому что когда это совершается таким образом, они, видя это, еще более радуются и еще больше исполняются веселю, и радуясь вместе с нами и наслаждаясь, приносят о нас молитвы Богу, молясь, дабы у нас была мирная жизнь и испрашивая для нас Царство Небесное, которое да будет всем нам — после того, как должным образом мы приведем себя в порядок и очистим себя святым покаянием и свяжем себя узами взаимной любви — стяжать наслаждение и светозарность, и получить нестареющую и нескончаемую жизнь, во Христе Иисусе Господе нашем. Которому вместе со Отцем и Всесвятым Духом — слава, честь, держава, великолепие и восхваление, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Перевод архим. Амвросия Погодина

[1] Память святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла совершалась в Иерусалимской Церкви в те времена на четвертый день праздника Рождества Христова, после празднования памяти св. первомучника архидиакона Стефана.




 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.